КОРОТКО

От  Курдистана  до  Каталонии…

07.10.2017 14:21 РЕГИОН АНАЛИТИКА
От  Курдистана  до  Каталонии…

Что общего у Каталонии с Иракским Курдистаном? Жители обоих этих автономных регионов, которые расположены в 3500 километров друг от друга, не так давно уже высказались по поводу своей независимости. Курды голосовали 25 сентября, а каталонцы — 1 октября (сепаратистские власти региона решили проигнорировать запрет Конституционного суда Испании). Референдум в Ираке тоже вызывает неоднозначную реакцию: Верховный суд страны постановил отложить его для рассмотрения его конституционности, тогда как международные силы давят на региональные власти с тем, чтобы заставить их отказаться от плебисцита.

Эксперты по международному праву выделяют четыре основных признака государства: население, территория, правительство и способность самостоятельно поддерживать отношения и договариваться с другими государствами. Термин "население" вызывает споры, но большинство специалистов определяют его как совокупность людей, постоянно живущих на территории и считающих себя особым народом. Другой ключевой признак государства - наличие определенной территории, на которой оно осуществляет суверенный контроль, и установленных границ. Третий критерий, признаваемый практически всеми - стабильное и эффективное правительство. И, наконец, четвертый ключевой элемент: способность вступать в договорные отношения с другими государствами и поддерживать таковые.

В основе концепции государства-нации лежит право на самоопределение. Оксфордский словарь трактует его следующим образом: "Признание права народа решать вопрос о своем  государственном суверенитете и форме правления". Этот принцип был закреплен в Уставе ООН, принятом в июне 1945 года. Но тогда фактически имели в виду исключительно право колоний европейских держав на независимость или выбор формы ассоциации с метрополией, т.е. все признавали, что право наций на самоопределение - это здорово и прогрессивно, но не было четкого представления, что оно, собственно, значит…Считалось, что если народ ранее кем-то колонизированной территории хочет свое государство, у него есть такое право!

В результате после 1945 года около трети населения планеты сменило государственный статус. Количество членов ООН выросло с 51 до 193.

Но тут крылась ловушка. Часть юристов-международников встала на точку зрения, что после ликвидации колониализма  никакие изменения границ государств без их согласия допускаться не должны, а для народов, живущих в пределах других государств, самоопределение ограничивается правом на автономию.

Косовский прецедент в полупризнанном статусе. Когда косовские албанцы вслед за словенцами, хорватами и боснийцами потребовали независимости, первая реакция мирового сообщества свелась к тому, что Косово, будучи автономным краем, не имеет права на выход из Сербии, в отличие от республик, которые на равных с Сербией образовывали федерацию. Ключевую роль, на мой взгляд, здесь сыграл вердикт Международного суда ООН, куда обратилась Сербия после одностороннего провозглашения независимости Косова в 2008 году. Суд не усмотрел в нем противоречий с международным правом. Поскольку принцип нерушимости границ тоже сохраняет силу, коллизия переместилась из области права в область политической целесообразности. Ныне же статус и будущее новых государств определяются в каждом конкретном случае по воле мировых игроков...

Голосование в Каталонии и прошедший референдум в Курдистане, с точки зрения международного права, являются безусловно легитимными, т.е. 1)каталонская и курдская нации существуют; (и что очень важно!), 2)они свою позицию высказали мирным путем - через своих избранных, легитимных представителей.

Кстати.  В случае с Курдистаном и Каталонией ситуация осложняется еще и тем, что конституции государств, в составе которых они находятся, запрещают действия, направленные на распад страны. И если правительство Великобритании было готово признать результаты шотландского референдума о независимости 2014 года (и в случае его положительного исхода начать с шотландским парламентом консультации по проведению в жизнь его результатов!), ни в Ираке, ни в Испании правительства не готовы даже обсуждать эту тему.

Испанские власти используют теперь все доступные им способы давления на каталонцев, которые 1 октября провели референдум с одним только вопросом: «Хотите ли вы, чтобы Каталония стала независимым государством с республиканской формой правления?».  Поскольку власти автономии не желают слушать официальный Мадрид, который убеждал их отказаться от голосования, испанское правительство перешло к арестам и обыскам. Задержаны было 12 чиновников, а в некоторых госучреждениях на территории Каталонии проведены обыски. Используя подобные меры (в основном психологического давления), правительство в Мадриде “сыграло на руку” сторонникам каталонской независимости. Не помогли и предупреждения Еврокомиссии, что Каталония, если она отделится от Испании, должна будет «с ноля» вступать в ЕС, причем особо подчеркивается, что ее шансы стать частью единой Европы невелики — ведь Испания сможет воспользоваться своим правом вето. Каталонцы, несмотря на все это давление, проголосовали за независимость.

Кстати. ООН обеспокоена волеизъявлением иракских курдов, проголосовавших за создание независимого государства, однако считает аналогичный референдум в Каталонии "внутренним делом" Испании. Такую позицию озвучил на днях журналистам официальный представитель генерального секретаря ООН Стефан Дюжжарик. Дюжаррик объяснил разницу в подходах тем, что в Ираке, в отличие от Испании, ООН располагает миссией, на которую возложена задача по оказанию Багдаду содействия в стабилизации страны. "Я думаю, это очевидно. В Ираке ООН имеет уполномоченную миссию, и мы вовлечены [в ситуацию]", - отметил представитель генсека ООН. Референдум о независимости Иракского Курдистана, против которого категорически высказалось иракское правительство, прошел 25 сентября. Курдская Высшая независимая избирательная комиссия по референдуму и выборам объявила, что свыше 90% избирателей, участвовавших в плебисците, высказались за отделение от Ирака.

В отличие от Каталонии, Курдистану повезло гораздо меньше. Для одного из наиболее многочисленных разделенных народов мира (курды живут в основном в Турции, Ираке, Иране и Сирии) — провозглашение Иракского Курдистана независимым государством стало бы первым шагом к созданию собственного национального государства. Однако для этого, как минимум, необходимо пересмотреть границы не только Ирака, а также Сирии, где продолжается гражданская война, но, самое важное, Турции, которой пришлось бы отказаться от пары-другой своих провинций. Естественно, ни иракские власти, ни сирийский президент Асад, ни тем более - его турецкий коллега Эрдоган не намерены допустить появления курдского государства даже на части территорий, где живет этот народ. И в Багдаде, и в Анкаре открыто заявили, что готовы применить силу. Турция уже сконцентрировала на границе довольно серьезную группировку войск. При этом турецкие власти прямо говорят, что провозглашение независимого Иракского Курдистана приведет к новой большой войне в регионе. И это явно не пустые угрозы, недаром Госдепартамент США также высказывался против проведения референдума о независимости. Да и Россия, которая традиционно поддерживает курдов, не спешила называть себя их сторонницей в этом вопросе.

Кстати. Сами курды, однако, понимают, что сейчас, возможно, едва ли не единственный их шанс создать собственное государство. Иракские власти не контролируют значительную часть территории страны и не могут принудить Курдистан ни к каким решениям. В Сирии война с боевиками организации «Исламское государство», похоже, подходит к концу и уже в ближайшее время встанет вопрос послевоенного устройства страны (или фиксации того, что/как она распалась). Наконец, глава иракских курдов Масуд Барзани, похоже, считает, что для него это шанс попытаться стать лидером всех курдов региона. Поэтому он готов пойти на риск военного конфликта с Турцией — при том, что у него лично весьма неплохие отношения с Эрдоганом.

Можно даже сказать, что в Каталонии и Курдистане мы сегодня наблюдаем новый всплеск «национально-освободительных движений», которые в середине ХХ века серьезно изменили политическую карту мира. Власти этих далеких друг от друга регионов, находясь в различных обстоятельствах, находят сходные возможности и основания для отделения от «центра». И, похоже, что в ближайшие годы эти процессы во всем мире будут только разрастаться. И об этом надо всерьез задуматься не только всем крупным постколониальным странам, но и тем, кто до сих пор видит главный смысл существования государства в достижении им имперского величия, и их сторонникам (явным и тайным)!

И в заключение ! Где должны пройти референдумы в ближайшие месяцы?

  • Ожидается референдум в Новой Каледонии в 2018 году. Это голосование будет касаться «передачи Новой Каледонии государственных полномочий, международного статуса с полной ответственностью, а также организации гражданства», как предусматривается в подписанном в 1998 году договоре французского государства с местными лоялистами и сепаратистами.
  • Кроме того, 15 июня 2019 года состоится референдум в Бугенвиле, автономном регионе Папуа-Новой Гвинеи. Это голосование, которое может привести к полной независимости острова, предусмотрено по подписанному в 2001 году мирному соглашению.
  • В то же время референдум о независимости штата Трук в Микронезии (изначально планировался 3 марта 2015 года) был отложен на неопределенный срок.
  • 22 октября с.г., итальянские Венеция и Ломбардия проведут (в четко определенных конституционных рамках) консультационное голосование о бОльшей автономии (а не независимости в непосредственном понимании этого слова). В 2014 году жители Венеции и ее окрестностей были по большей части за отделение от Рима.
  • Жители входящих в Данию Фарерских островов запланировали на 25 апреля 2018 года референдум о новой конституции, которая должна открыть путь для самоопределения.

Где еще поговаривают о референдуме? Стремление о независимости высказывалось и в других регионах. Самым обсуждаемым примером является Шотландия, одна из четырех национальных составляющих Великобритании с собственным правительством и парламентом. В марте с.г. премьер Никола Стерджен (из выступающей за независимость Шотландской национальной партии) заявила о намерении провести еще один референдум в период с «осени 2018 года по весну 2019 года». Кроме того, референдумы могут пройти в Западной Сахаре, Республике Сербской (часть Боснии и Герцеговины) и Гренландии.

Какую роль играет международное признание? Даже если народ проголосует «за», это не отменяет вопроса международного признания: хотя некоторые референдумы о независимости и получили поддержку большинства, они так и не привели к независимости, поскольку для того требуется признание других стран. Так, в 1981 году Сискей стал независимым от ЮАР, в результате прошедшего годом ранее референдума. Тем не менее, он не был признан ООН и другими государствами и вернулся в состав страны в 1994 году. Кроме того, важно еще и то, кто признает государство. Вступление в ООН является очень важным признаком государственности. Стратегия сепаратистов как раз опирается на аргумент о демократическом процессе для содействия международному признанию. Хотя его и недостаточно для утверждения самой государственности.

Дм.Мартиросян

(martirossian@post.com)

Реклама