КОРОТКО

За твой "хатр": как армянин подарил Италии грамматику, а Болгарии - Данте

27.11.2017 15:51 АРМЯНСКИЙ МИР
За твой

Сын армянина перекинул мост между двумя культурами. Написал грамматику болгарского для итальянцев, писал о Данте и Макиавелли для болгар. Потомку короля Киликии, племяннику патриарха, секретарю папы римского, болгаро-армянскому поэту Жоржу Нурижану- 125 лет.

Пострадавшему при крушении моста в Приамурье армянину провели операцию

 Sputnik. У многих армян диаспоры — две родины. У Жоржа Нурижана (Джорджо Нуриджани) их было три. Одна из них — Болгария. Имя замечательного поэта и критика незаслуженно забыто, пишет болгарская газета "Труд" в статье, приуроченной к 125-летию поэта.

 
Книги Жоржа Нурижана в Болгарии не переиздают, а имени почти не знают. Но в далекие 30-е и 40-е было иначе. Поначалу болгарские читатели, раскрывая его книги, удивлялись, как может выходец из Италии так чисто и звучно писать на их языке. Затем признали его одним из лучших своих писателей.

 

По матери он итальянец, а отец его — потомок последнего царя армянской Киликии Левона VI, из армянской ветви древнего французского рода Лузиньянов. А один из армянских католических патриархов Константинополя приходился ему дядей по отцу. Армянские источники об этом почти не говорят, а выяснил это болгарский биограф Нурижана Пламен Бараков.

"Когда в Рим приехала делегация премьер-министра Болгарии Стефана Стамболова, с ней встречался и Нурижан-отец. Он был так впечатлен встречей, что решил переехать и жить у нас", — пишет издание.

С женой Электрой и сыном Джорджом он переехал из Ливорно в Стару Загору, где стал врачом.

Окончив школу, Жорж возвращается в Рим изучать право, Но Болгария, как магнит, тянет его обратно. 10 лет он был секретарем итальянского посольства в Болгарии, советником папского нунция (посланника) Анджело Ронкалли — будущего папы Иоанна XXIII", — пишет газета.

С установлением социалистических порядков и национализацией, он уезжает в Рим, где и проводит остаток жизни.

Страну детства Нурижан считал своей настолько, что полностью по-болгарски думал по вопросу Македонии (которую многие в Болгарии считают своей). Об этом он написал несколько книг до и после войны — на болгарском, итальянском и английском.

 
Нурижана ценили и любили товарищи-литераторы в Болгарии. Один из них — Александр Балабанов, тоже ревностный защитник "Македонского вопроса". И тоже армянин по отцу. В письме к Нурижану Балабанов излагает свое литературное кредо. На отношении к слову "хатр", которое хорошо знакомо и армянам, и болгарам, "За твой хатър" означает у болгар почти то же, что у армян — "ради тебя, раз ты хочешь", но есть небольшое различие: у армян это слово — больше о самолюбии, у болгар — о желании и прихоти.

 

Замгенпрокурора РФ Саак Карапетян и еще один армянин погибли при крушении вертолета

Балабанов пишет Нурижану: "И в любви, и в искусстве ничто не может постоянно идти по "хатър". Тот, кто и здесь рассчитывает только на прихоть, тот — мертвый чувством. Такое — не любовь, на это жалко смотреть. И такой — не поэт, а писака".

Реклама