КОРОТКО

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ И АРМЕНИЯ

02.02.2018 20:20 АРМЯНСКИЙ МИР
ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ И АРМЕНИЯ

25 января Владимиру Семеновичу Высоцкому исполнилось бы 80 лет! «Если мы все заводимся, слушая его песни, то во сколько же раз больше должен он завестись, чтобы сочинить это? Чтобы создать этот напор, дикий напор в сердце? Немыслимо! Так жить, как мы себе позволяем на часы, – он так жил всю жизнь». Александр Митта

Армения представила Арцах на туристической выставке в Москве

   Конечно, Высоцкого любили везде, и у нас в Армении, в частности. И хотя в Армении он побывал лишь однажды в 1970 году, но армянское окружение сопровождало Высоцкого с самого детства. Первoе знакомство Высоцкого с армянами имело место в раннем детстве. Родители Володи расстались и пришли к мнению, что сын должен расти в семье отца – офицера Советской Армии Семена Высоцкого. «Мамой Женей» называл он свою мачеху Евгению Лихалатову (девичья фамилия Мартиросова). Уроженка Баку, она была вывезена матерью в Астрахань во времена армянских погромов 19181919гг.  Уже много позже, будучи в Ереване, поэт поднимет рюмку за друзей и за родителей: «Мне в этом смысле здорово повезло. Вторая жена отца – для меня вторая мама, а ведь она – армянка. Бакинская армянка».

Годы становления будущего поэта неразрывно связаны с именем легендарного Левона Кочаряна сына знаменитого актера и рассказчика, Народного артиста СССР и Армянской ССР Сурена Акимовича Кочаряна. Именно в доме у Кочаряна будущий большой поэт познакомится с такими незаурядными личностями, как Василий Шукшин, Андрей Тарковский, Эдмонд Кеосаян и Артур Макаров, Григорий Поженян и Юлиан Семенов. На кочаряновском «Днепре-10» и были сделаны первые записи молодого Высоцкого. Ему тогда было семнадцать лет, и именно кочаряновская квартира и стала прообразом знаменитого «дома на Большом Каретном».

"Вам, любимые": Российско-армянский Союз Молодежи провел международную акцию

Где твои семнадцать лет? На Большом Каретном.

Где твои семнадцать бед?

На Большом Каретном. Где твой черный пистолет?

На Большом Каретном. А где тебя сегодня нет? На Большом Каретном...

Левон Кочарян был организатором и душой знаменитой «компании на Большом Каретном», которая так много значила в жизни Владимира Высоцкого. Затем последовали знакомства с ПараджановымЕнгибаровым, последнему Высоцкий посвятил стихи:

Он не вышел ни званьем, ни ростом. Не за славу, не за плату –

На свой, необычный манер.

Он по жизни шагал над помостом – По канату, по канату,

натянутому, как нерв.

По некоторым данным, в 1969–1970гг. В. Высоцкий был крещён в Армении. Желание креститься появилось у поэта в конце 60-х годов. Поначалу он хотел сделать это в Москве, но его широкая известность неминуемо привела бы к огласке. Существуют сведения и некоторые свидетельства, что друг Высоцкого – переводчик Давид Карапетян предложил ему креститься в Армении. На вопрос: православная ли там церковь (а такой вопрос вполне мог быть), Карапетян, скорее всего, ответил утвердительно, потому что как армянин был убежден, что его вера – истинно православная. Да и название армянской Церкви – Православная и Апостольская. Возможно, он рассказал Высоцкому и о древности христианства в Армении. Кроме того, все знали историю многострадального армянского народа, перенесшего страшный геноцид со стороны турок. Нельзя исключить и тот факт, что, обдумывая место своего будущего Крещения, поэт с нежностью и любовью вспоминал и свою мачеху-армянку – Евгению Степановну Лихалатову. Наверняка, это теплое чувство сыграло непоследнюю роль в его поездке именно в Армению. Так или иначе, крещение это состоялось в 1969 году. По приезде в Армению Владимир Семенович был поражен ее видами, древними храмами и монастырями. Он гладил их седые стены, прикладывался к святыням, любовался на воды Севана и ощущал дыхание вечности. Нет сомнений в том, что Таинство Крещения он прошел глубоко искренне и с верой во Христа. Когда Высоцкий вернулся в Москву, он далеко не всем рассказал о своем крещении. Только самым близким людям. Поделился он радостью прежде всего с Людмилой Абрамовой, зная, что эта новость для нее будет по-настоящему радостной. Узнав об этом знаменательном событии, она подарила Высоцкому свою фамильную реликвию – Георгиевский крест. Это был особый четырехконечный крест, очень красивый, и принадлежал когда-то ее прабабушке – сестре милосердия, которая удостоилась этого креста за самоотверженное служение больным и раненым на фронте. Высоцкий носил его постоянно. Большое же серебряное Распятие, с которым он как-то снялся на известных фотографиях, подарил ему уже в конце его жизни Михаил Шемякин. Во время похорон, когда гроб с телом Владимира Высоцкого был выставлен для гражданской панихиды и прощание, отец поэта из определенных опасений (не хотел, чтобы кто-то сфотографировал) снял с груди покойного Распятие и положил его где-то рядом. И кто-то его тотчас украл. Видимо, «на память».

«Армения Апостольская»: Второй фильм на телеканале «Россия. Культура» об Армении

В Армении всегда с теплотой вспоминают Высоцкого, его поклонники до сих пор с вдохновением слушают его песни и смотрят фильмы с его участием.

 

Подготовила Мария Авакян

P.S. А мне вспомнился рассказ журналиста Норы Азатян, которая в те далекие времена входила в состав многих делегаций и на тот момент была свободной и молодой женщиной, о том, как они с подругой после выступления артиста мыли сорочку Высоцкого, сушили ее, пока он пел под гитару. Случай, конечно, эпизодический, но свидетельствующий о том, что в Армении его очень любили и принимали с южным гостеприимством.

Реклама